Наши услуги

О социальном проекте "Народный юрист"

Идея реализации социального проекта «Народный юрист» возникла в 2015 году, главной целью которого было, и остается по сей день, создание оптимальных условий для получения квалифицированной юридической помощи жителям Москвы и Московской области. В рамках проекта был создан союз независимых юристов и адвокатов, в числе которых специалисты более, чем с 10-летним стажем в области юридической практики.

Проект «Народный юрист» позволяет оказывать москвичам и гостям столицы бесплатные консультации по всем видам гражданских споров любой категории сложности, как по телефону, так и при личной встрече, а стоимость полного сопровождения дела в суде до получения положительного решения составляет 25 000 рублей.

Изучив рынок юридических услуг и ознакомившись с результатами общественного мнения в рамках опроса, проведенного в январе 2016 года, о степени доступности правовой помощи в Москве, члены нашего союза пришли к выводу, что большинство юридических компаний и адвокатских бюро создают неприемлемые ценовые условия для потребителей юридических услуг, в связи с чем возникает вопрос:     А ЗАЧЕМ ПЛАТИТЬ БОЛЬШЕ?

Стоимость услуг

В стоимость любого товара или услуг будут заложены организационные и производственные издержки, в то время, как мы смогли их минимизировать: в нашем небольшом офисе нет административного штата в лице секретариата, менеджеров и директоров, мы не нуждаемся в продвижении своих услуг, посредством изготовления корпоративной продукции: блокнотов, ручек, календарей - Вы оплачиваете конкретную работу конкретному юристу, с которым Вы остаетесь на связи на протяжении всего процесса.

Стоимость услуг наших адвокатов до положительного решения по любому гражданскому спору составляет 25 000 руб.

Новости

ТОВАР, ИЗЪЯТЫЙ ИЗ ОБОРОТА или запрет на продажу курсовых и дипломных работ.

На рассмотрение внесен законопроект о запрете свободного распространения рекламной информации об изготовлении курсовых и дипломных работ. По мнению инициативных законодателей, такой формат «покупки» отчетных работ негативно сказывается на уровне обучения и, как следствие, на профессиональном качестве специалистов – выпускников. На сегодняшний день, повсеместно присутствуют объявления об изготовлении на заказ дипломных и курсовых работ практически любых тематик и специализаций. В зависимости от категории, уровня ВУЗа и темы работы, цены отличаются, но варьируются в пределах доступности. Как правило, такие работы изготавливаются такими же студентами или молодыми выпускниками в целях получения дополнительного дохода. Сами же заказчики таких услуг по статистике пользуются услугами «второй головы» не только для написания работ, но и при сдаче экзаменов и зачетов, что безусловно не может не сказаться на том уровне знаний, с которым студенты впоследствии выпускаются. Таким образом, инициатива запрета хотя и не искоренит оказание такого рода услуг, но по крайней мере снизит спрос и предложение, в то время как легализация рынка студенческих услуг позволяет ощущать полное отсутствие вреда для сферы образования.

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ трудовому договору?

Для ухода от всех «прелестей» трудового законодательства, а именно обязательств, связанных с выплатой компенсаций и защитой работников, работодатель все чаще прибегает к заключению гражданско-правовых договоров. В чем риски, и как доказать, что фактически Вы являлись сотрудником компании, рассказал Верховный Суд. При трудоустройстве работодатель может Вам предложить заключить гражданско-правовой договор, который является частью системы правоотношений и сам по себе не влечет нарушения закона. Однако, для защиты прав трудящихся судебная структура дает все больше разъяснений, как воспользоваться трудовыми гарантиями и не стать заложниками расчета работодателя. В первую очередь, основным отличием трудового договора от ГПХ (гражданско-правового характера), остается порядок подчинения сотрудника внутреннему трудовому распорядку, то есть: работник приходит к определенному времени, трудовой день занимает определенное количество часов, у сотрудника есть рабочее место и обеденный перерыв, словом, его трудовая деятельность полностью организована работодателем. Что касается исполнителя по гражданско-правовому характеру, то и порядок работы, и организацию рабочего процесса, такое лицо определяет самостоятельно. Втором критерием разграничения таких договоров Верховный суд указывает порядок выплаты вознаграждения: при отсутствии актов на каждую выплату следует считать, что между сторонами заключен трудовой договор. Оказывая услуги Исполнитель также обязан предоставлять отчеты о выполненной работе, что является лишним доводом для проверяющих органов в копилку признания договора ГПХ. При оценке правоотношений сторон следует исходить из самих целей той или иной деятельности работника или исполнителя: если нужен результат к определенному моменту времени, то речь, вероятно, идет о договоре ГПХ. Если же значение имеет сама деятельность лица, которая особенно не меняется в рамках трудовых/ должностных обязанностей, то следует говорить о трудовых отношениях.

ТОВАР, ИЗЪЯТЫЙ ИЗ ОБОРОТА или запрет на продажу курсовых и дипломных работ.

На рассмотрение внесен законопроект о запрете свободного распространения рекламной информации об изготовлении курсовых и дипломных работ. По мнению инициативных законодателей, такой формат «покупки» отчетных работ негативно сказывается на уровне обучения и, как следствие, на профессиональном качестве специалистов – выпускников. На сегодняшний день, повсеместно присутствуют объявления об изготовлении на заказ дипломных и курсовых работ практически любых тематик и специализаций. В зависимости от категории, уровня ВУЗа и темы работы, цены отличаются, но варьируются в пределах доступности. Как правило, такие работы изготавливаются такими же студентами или молодыми выпускниками в целях получения дополнительного дохода. Сами же заказчики таких услуг по статистике пользуются услугами «второй головы» не только для написания работ, но и при сдаче экзаменов и зачетов, что безусловно не может не сказаться на том уровне знаний, с которым студенты впоследствии выпускаются. Таким образом, инициатива запрета хотя и не искоренит оказание такого рода услуг, но по крайней мере снизит спрос и предложение, в то время как легализация рынка студенческих услуг позволяет ощущать полное отсутствие вреда для сферы образования.